Проза

Магаданка
И слышу голос, и вспоминаю ту давнюю, четверть века уже, встречу с Козиным в Магадане, в снежном конце мая начале июня, когда уже в Кемерово облетали вишни, а там накрывала мраком стылая охотская мгла.
Сны о Польше
А потом эта девушка отвела меня на берег Вислы. К изумлению, (ведь была уже поздняя осень) я увидел стаю лебедей. Вдалеке на холме высился Вавель. Дорота достала яблоко. - Разломай. Я сжевал свою половину, а она свою бросила в Вислу. Тут же белая стая склевала остатки яблока. - Я не знал, что лебеди едят яблоки. - А я думала, что мужчины с некоторых пор стали осторожнее.
Мухоловка
Боюсь, что мы есть (рассказы)
Последний парад
Ниночка грустно разглядывала памятники и вдруг остановилась, и все остановились. Сняли шапки, выпили по полстакана, плеснули на камень, надели шапки, пошли. А камень так и остался, как навсегда вчерашняя запись в Нининой телефонной книжке. Фамилия-имя-отчество с датой рождения были мои.
Герцовник
Нас дразнили Герцовник – еще бы. Гетто питерской богемы, подметки золотой молодежи – пединститут. И, маскируя снобизм, именно за то и презирали, что было его, Герцовника, сутью – а именно: в те счастливые годы на Герцовнике была тень опалы, не в пример благонадежно-государственному ЛГУ.
ВН или ШК Вен. Ерофеева
Вид из окна “Сноб” №4-2017